Мне снилось сегодня ночью хименес

Мне снилось сегодня ночью хименес

(чтение Александра Крамера)

.

…И я уйду. А птица будет петь,
Как пела,
И будет сад, и дерево в саду,
И мой колодец белый.
На склоне дня, прозрачен и спокоен,
Замрёт закат, и вспомнят про меня
Колокола окрестных колоколен.
С годами будет улица иной;
Кого любил я, тех уже не станет,
И в сад мой за белёною стеной,
Тоскуя, только тень моя заглянет.
И я уйду; один – без никого,
Без вечеров, без утренней капели
И белого колодца моего…
А птицы будут петь и петь, как пели.

Мне снилось сегодня ночью,
что сбылся вчерашний сон,
но ласков и беспощаден
был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
и долго была в пути,
но с ней аромат надежды
успел до меня дойти.

И шла она, будто знала,
что путь одинокий крут
и дни мои — словно слезы,
которые все бегут.

Мы с тобой одни остались —
ты и я — в тиши балкона.
Ты моей невестой стала
этим утром полусонным.

…Вся природа в сладкой лени,
краски стерты, блеклы тени,
серо-розовое небо,
тускловатый свет осенний…

Я к тебе приблизил губы,
и, не поднимая взгляда,
ты подставила мне щеку,
расставаясь будто с кладом.

…Пожелтевших листьев груды
на глухих садовых тропах,
но еще разлит повсюду
аромат гелиотропов…

Я назвал тебя невестой;
ты молчание хранила,
но из глаз меланхоличных
две слезинки уронила.

Когда сказал ей в тот вечер,
что я уеду наутро,
она, взглянув, улыбнулась,
но как-то странно и смутно.

— Зачем ты едешь? — спросила.
— В долинах нашего края
такая тишь гробовая,
как будто сам умираю.

— Зачем ты едешь? — Я слышу,
что сердце крикнуть готово,
хочу кричать — и ни звука,
хочу сказать — и ни слова.

— Куда ты едешь? — Куда-то,
где выше небо ночное
и где не будет так тихо
и столько звезд надо мною.

Ее глаза потонули
в тиши долин беспробудной,
и, погрустнев, она смолкла
с улыбкой странной и смутной.

Посох держа на плечах,
смотрит пастух отрешенно,
как расплываются сосны
там, на краю небосклона;

тянется пыльное стадо,
тихое в час этот поздний,
и бубенцы под луною
все монотонней и слезней.

В белых туманах укрылся
хутор. Ни света, ни луга —
только сквозящая всюду
вечная чья-то разлука.

Речка в себе затаилась,
и хоть не видно протоки,
из тишины непроглядной
слышно, как воды глубоки.

Все расплывается. Глухо,
словно над вымершим краем.
Лишь под луной золотою
плач бубенцов нескончаем.

***
Я не вернусь. И в потемках
теплой и тихой волною
ночь убаюкает землю
под одинокой луною.

Ветер в покинутом доме,
где не оставлю и тени,
будет искать мою душу
и окликать запустенье.

Будет ли кто меня помнить,
я никогда не узнаю;
бог весть, найдется ли кто-то,
кто загрустит вспоминая,

Но будут цветы и звезды,
и радости, и страданья,
и где-то в тени деревьев
нечаянные свиданья.

И старое пианино
в ночи зазвучит порою,
но я уже темных окон
задумчиво не открою.

Ко мне обернешься, плача, —
во время цветенья сада —
ко мне обернешься, плача,
и я повторю; — Не надо.

А сердце, прося покоя,
уснет… И, сама забота,
ты сестринскою рукою
смахнешь с меня капли пота.

Я встречу твой взгляд печальный,
печалясь тобой одною.
Я встречу твой взгляд печальный
с его добротой родною.
И спросишь ты: — Что с тобою? —
Глаза отведу я немо.
И спросишь ты: — Что с тобою? —
И снова взгляну я в небо.

И вдруг улыбнусь в ответ —
ты вздрогнешь, как от угрозы, —
и я улыбнусь в ответ,
чтоб вымолвить: — Вытри слезы…

Читайте также:  К чему снятся облить мужчину водой

В полях печально и пусто,
одни стога среди луга.
Ложится вечер осенний,
и пахнет сеном округа.

Проснулся плач соловьиный,
а сосны замерли сонно,
и стал так нежно-сиренев
над ними цвет небосклона.

Уводит следом за песней
меня тропа луговая,
и веет осенью песня,
бог весть, кого отпевая, —
поет, как пела когда-то,
зовя ушедшего друга,
и падал вечер осенний,
и пахла сеном округа.

Встречают ночь переулки.
Все стало тихим и давним.
И с тишиною дремота
сошла к деревьям и ставням.

Забрезжили звезды в небе
над городом захолустным —
в нездешнем апрельском небе,
фиалковом небе грустном.

Огни за решеткой сада.
Скулит у ворот собака.
На синеве чернея,
возник нетопырь из мрака.

О, желтая дымка лампы
над детским незрячим взглядом
и вдовьи воспоминанья
и мертвые где-то рядом!

И сказки, что мы при звездах
рассказывали когда-то
апрельскими вечерами,
ушедшими без возврата!

А сумрак велик и нежен,
и слышно на отдаленьи,
как ночь окликают эхом
затерянные селенья.

В лазури цветы граната!
Матросская слобода!
Какое легкое небо
и как листва молода!

Изменчивый ветер моря!
Матросская слобода!
Обветрена, сероглаза,
и горе ей не беда!

И женский голос заводит:
«Морской обычай такой —
мужчине море законом,
а сердцу ветер морской!»

— Святая мать кармелитов,
пошли нам ясные дни
и наши весла, мадонна,
своей рукой осени!

…Под вечер воздух мерцает,
закат — как сон наяву
и капли слез золотые
вдали кропят синеву.

— Как будто ветер вернулся
и даль морская близка —
и всех затерянных в море
нашла глазами тоска.

Изменчивый ветер моря!
Матросский родной очаг!
На сердце ладанка с пеплом
и синий холст на плечах!

В лазури цветы граната.
Веселье в ладу с тоской.
Мужчине море законом,
а сердцу — ветер морской!

Одним из колес небесных,
которое видит око,
на пустошь луна вкатилась
и ночь повезла с востока.

На голых холмах собаки,
в потемках еле заметны,
закинув голову, лают
на свет округлый и медный.

А воз везет сновиденья
и сам едва ли не снится.
Лишь далью звезд обозначен
его незримый возница.

Люблю зеленый берег с деревьями на кромке,
где солнце заблудилось и кажется вечерним
и смутные раздумья, душевные потемки,
плывут среди кувшинок, гонимые теченьем.
К закату? К морю? К миру? В иные ли пределы?
В реке звезда плеснула, и путь ее неведом…
Задумчив соловей… Печаль помолодела,
и в горечи улыбка мерцает первоцветом.

Этой смутной порой, когда воздух темнеет,
задыхается сердце и рвется на волю…
Лег туман, отзвонили, звезда леденеет
над почтовой каретой семичасовою…
А закат, колокольня и ветви над домом
наполняются смыслом забытым и странным,
словно я заблудился в саду незнакомом,
как ребенок во сне, и смешался с туманом.
Развернется карета, застонут вагоны
и потянутся вдаль… если есть еще дали.
Я стою одиноко и завороженно,
не достигший отчизны паломник печали.

Холодные радуги в зарослях сада,
размокшие листья в затопленной яме,
и сонный ручей под дождем листопада,
и черные бабочки над пустырями…

Больная трава на развалинах давних,
на старых могилах, на мусорных кучах,
фасады на север и плесень на ставнях,
агония роз, и доныне пахучих…

Тоска о несбыточном, о непонятном,
о том, что исчезло, да вряд ли и было,
и темные знаки на небе закатном,
и тот, кому горько, и та, что забыла…

Детство! Луг, колокольня, зеленые ветки,
разноцветные стекла высоких террас.
Как огромная бабочка смутной расцветки,
вечер ранней весны опускался и гас.

И в саду, золотом от вечернего света,
птичье пенье росло, чтобы вдруг онеметь,
а прохладные волны приморского ветра
доносили из цирка плакучую медь…

И еще до того, как возник безымянно
и застыл во мне горечью привкус беды,
я любил, соловьенок, в безлюдье тумана
затихание мира и голос воды.

Чем он был изначально, твой напев соловьиный, —
родником, или розой, или ранней звездою?
Вспомни, лунная птица, — за какой луговиной
он поил первоцветы водой золотою?

И твои ль это в небе самоцветные трели?
Или бог в тебе плачет, что ни миг — сиротливей?
Или сам не припомнишь, у какого апреля
ты украл, соловей, свои звезды в разливе?

Читайте также:  К чему снится растопка печи

Чуть желтеет луна за седой пеленою,
и сырой полумрак, как аквариум, зелен.
В золотистую муть под размытой луною
призрак сада плывет, как туман из расселин.

И цветы незнакомы, и горечь туманна.
И что было родного — утрачено снова.
И бессонный хрусталик в тумане фонтана
плачет мертвым напевом из мира иного.

Под ветром растаяла туча сырая,
деревья подобны искрящимся кладам,
и первые птицы вернулись из рая —
и вырос закат заколдованным садом.

Зажги, о закат, мою душу и тело,
чтоб сердце, как ты, пламенело и крепло,
и жарче любило, и ярче горело
… а ветер забвенья избавит от пепла…

Отзвучала сирена, и луна все печальней.
Потянуло с востока дорассветным туманом.
Лай собак замирает на окраине дальней,
и весь мир исчезает, потонув в безымянном.

Свет луны разольется по кладбищенским ивам…
Вспыхнет мох под луною на старинном соборе…
Заблестят ее слезы в роднике торопливом…
И земля опустеет. И останется море…

Что хоронишь ты, птица, в соловьиной гортани
и серебряной розой роняешь на плиты?
Отголосками звона, подобного тайне,
словно синей гирляндой, сады перевиты.

В одинокой ночи, среди смутных жасминов,
над садами, над белой метелью июня,
сердце, полное слез, высоко запрокинув,
ты кропишь серебром тишину полнолунья.

И другой соловей, у меня в заточенье,
как во сне к тебе тянется взглядом незрячим…
Раскрываются окна, врывается пенье —
и еще одно сердце откликается плачем.

И понять невозможно в серебре и дремоте,
кто кого окликает в ожидании чуда…
или, дружные струны, об одном вы поете…
из-за гроба ваш голос… или он ниоткуда…

Поделиться «Воскресное чтение. Хуан Роман Хименес в переводе Анатолия Гелескула»

Источник

Мне снилось сегодня ночью,
Что сбылся вчерашний сон,
Но ласков и беспощаден
Был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
Вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
Пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
И долго была в пути,
Но с ней аромат надежды
Успел до меня дойти.

— Хуан Рамон Хименес, 11 цитат

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Проблема по своей природе непостоянна — как пришла, так и уйдет.

Безумец звал вчерашний день,
Глупец с надеждой верил в завтра.
И лишь счастливый из людей
Был кружке чая рад на завтрак.

Музыка была со мной всегда: когда мне хорошо и когда мне плохо, она помогала и поддерживала, вдохновляла меня на творчество и просто заставляла жить.

Вчера я был умным, хотел изменить мир. Сегодня я мудрый, и поэтому меняю себя.

Перестань думать, как бы получить любовь, и начинай отдавать. Отдавая, ты получаешь. Иного пути нет.

Забыв меня сегодня, не вспоминайте обо мне завтра.

У каждого дня свой аромат. Пусть ваше «сегодня» пахнет счастьем, теплом и любовью!

Вчера закончилось прошлой ночью. А сегодня абсолютно новый день и он полностью ваш!

Жизнь — это три дня: вчера, сегодня и завтра. Вчера уже прошло и ты ничего в нем не изменишь, завтра еще не наступило и может быть не наступит. Поэтому постарайся сегодня поступить достойно, чтобы не сожалеть.

Она нежна, как мать, и прекрасна, как любимая. И вскоре я полюбил ее. Она живет одна. Каждое утро уходит на работу. Не знаю, что у нее за работа. Да мне и неинтересно. Но мне нравится наблюдать за ней из комнаты по утрам.

Источник

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

  • Авиация (132)
  • Астрономические явления (17)
  • Атмосферные конвективные явления (13)
  • Атмосферные оптические явления (30)
  • Атмосферные электрические явления (11)
  • Бабочки (20)
  • ВАТИКАН (23)
  • Владимир Джанибеков (8)
  • Водолей (20)
  • Вокруг Солнечной системы (75)
  • Вопрос-Ответ (2000)
  • Габсбурги (15)
  • Гаремы (7)
  • Далёкий космос (108)
  • Дальние страны (928)
  • ДИНАСТИИ (39)
  • Дорога — это жизнь (39)
  • Животные (512)
  • Загадки истории (445)
  • ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ИМЕНА (806)
  • Замки и Дворцы (27)
  • ЗАПОВЕДНИКИ (13)
  • ЗДОРОВЬЕ (254)
  • Земля (137)
  • ЗЕРКАЛО (5)
  • Искусство (604)
  • Истории любви (164)
  • ИСТОРИЯ (1830)
  • История одного стихотворения (2035)
  • История одной картины (1076)
  • Книги для детей (256)
  • Краса ветвей зависит от корней (29)
  • КУЛЬТУРА (226)
  • Легенды и мифы (151)
  • ЛИТЕРАТУРА (206)
  • ЛИТЕРАТУРНЫЕ ГЕРОИ (160)
  • ЛИЦА ИСТОРИИ (496)
  • ЛИЦА РАЗВЕДКИ (146)
  • ЛЮДИ (417)
  • Люди-легенды (120)
  • МАЯКИ (9)
  • Микеланджело Буонарроти (25)
  • Микробиология: ВИРУСЫ и БАКТЕРИИ (24)
  • МИКРОмир (16)
  • Мода (43)
  • Москва (71)
  • Музеи (119)
  • Наполеон Бонапарт (59)
  • Насекомые (96)
  • НАУКА (443)
  • Облака (13)
  • Оружие (23)
  • ОТКРЫТИЯ и ИЗОБРЕТЕНИЯ (232)
  • ПАРАЗИТЫ (23)
  • Первые среди равных (187)
  • ПЛАНЕТАРИЙ (81)
  • Поэзия (737)
  • Праздники (38)
  • Притчи (34)
  • Проза (447)
  • Прошлое и настоящее Ташкента (199)
  • Психология (79)
  • Птицы (209)
  • Растения (85)
  • Рекорды (19)
  • РОЗА ВЕТРОВ (22)
  • Романовы (99)
  • Россия (1037)
  • Сады и парки (34)
  • Самарканд — столица Тамерлана (22)
  • Санкт-Петербург (107)
  • Символы (154)
  • Скульпторы (34)
  • СЛОВАРЬ (35)
  • Соборы и Мечети (65)
  • СПИРАЛЬ ВРЕМЕНИ (23)
  • Судьбы человеческие (1373)
  • ТАЙНЫ и ЗАГАДКИ (328)
  • Ташкент (18)
  • Узбекистан (206)
  • Фарфор (8)
  • ФЕНОМЕН (167)
  • Фотографии (438)
  • ФОТОГРАФЫ и их фотографии (186)
  • Фра Беато Анджелико (13)
  • ХУДОЖНИКИ (759)
  • ЦВЕТЫ (43)
  • ЧАЙ (21)
  • ЧЕЛОВЕК и ПРИРОДА (42)
  • ЧТОБЫ ПОМНИЛИ (713)
  • ЭКСПЕДИЦИИ и НАХОДКИ (288)
  • ЭПОХА СССР (259)
  • ЮСУПОВЫ (21)
Читайте также:  Что значит когда снится свадьба когда ты уже замужем

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Постоянные читатели

Сообщества

Статистика

ХУАН РАМОН ХИМЕНЕС. Мне снилось сегодня ночью.

Хуан Рамос Хименес

Мне снилось сегодня ночью,
что сбылся вчерашний сон,
но ласков и беспощаден
был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
и долго была в пути,
но с ней аромат надежды
успел до меня дойти.

И шла она, будто знала,
что путь одинокий крут
и дни мои — словно слезы,
которые все бегут.

Хуан Рамон Хименес
в переводе А. Гелескула

Источник

Хуан Рамон Хименес

«> 05 Июл 2014 21:51

» Хуан Рамон Хименес

Я на этого поэта наткнулась случайно, с подсказки знакомой. Прочла. И вдруг — зазвучало, откликнулось, защемило душу слово, даже ведь не наше, но русское, но почему-то кажется — как будто наше. Наверное, это магия поэзии — вне времени, вне расстояний, вне социальных, религиозных, политических различий. Ведь Слово, на каком бы оно ни было языке — это Слово.

Мне снилось сегодня ночью,
что сбылся вчерашний сон,
но ласков и беспощаден
был утренний небосклон.

Как нежно ложились тени
вчера на исходе дня!
Казалось, душа родная
пришла навестить меня.

Пришла из иного мира
и долго была в пути,
но с ней аромат надежды
успел до меня дойти.

И шла она, будто знала,
что путь одинокий крут
и дни мои — словно слезы,
которые все бегут.

Я не вернусь. И в потемках
теплой и тихой волною
ночь убаюкает землю
под одинокой луною.

Ветер в покинутом доме,
где не оставлю и тени,
будет искать мою душу
и окликать запустенье.

Будет ли кто меня помнить,
я никогда не узнаю;
бог весть, найдется ли кто-то,
кто загрустит вспоминая,

Но будут цветы и звезды,
и радости, и страданья,
и где-то в тени деревьев
нечаянные свиданья.

И старое пианино
в ночи зазвучит порою,
но я уже темных окон
задумчиво не открою.

Кстати, на эти слова у Сургановой и оркестра есть чудесная композиция. «Уже не вернусь».

Мы думали, что все на свете
забвенье, щебень и зола.
А в сердце правда улыбалась
и часа своего ждала.

Слеза — горячею кровинкой
на белом инее стекла.
А в сердце правда улыбалась
и часа своего ждала.

Холодной слякотью покрылся
день черный, выжженный дотла.
А в сердце правда улыбалась
и часа своего ждала.

И — одно из любимых.

Иду неустанно;
и слушаю голос стеклянный
растоптанной мною равнины песчаной.

Иду неустанно;
седлать скакуна я не стану,
пускай я от прочих отстану, —
иду неустанно, —
отдам свою душу песчинкам стеклянным
растоптанной мною равнины песчаной.

Иду неустанно.
По дальним и ближним полянам
огромная ночь разлилась океаном.

Иду неустанно.
На сердце и сладко и странно;
со всем, что встречаю, сливаюсь нежданно —
иду неустанно! —
и ноги купаются в травах туманных,
и весь я наполнен теплынью медвяной.

Иду неустанно,
чтоб видеть все слезы и раны
дорог, о которых пою постоянно!

Добавить тему в подборки

Модераторы: Дата последней модерации: —

Источник

Поделиться с друзьями
Приснись
Adblock
detector